От пирамидного зуда россиянам спастись трудно

Август 3rd, 2021

31 июля 1991 года малоизвестный на тот момент кооператив МММ провел беспрецедентную рекламную кампанию, сделав на сутки бесплатным проезд в московском метро. “Ъ” спросил бизнесменов, общественных и культурных деятелей об их опыте взаимодействия с финансовыми пирамидами.

Давид Якобашвили, вице-президент РСПП, президент ООО «Орион Наследие»:

— Был момент, когда в 90-е годы я с компаньонами размышлял о намерении включиться в историю с автомобилями и квартирами «Властилины». Нам понравилось, как Валентина Соловьева вела дела поначалу, вокруг нее был ореол солидности, ее окружали знаменитые люди.

Но все-таки боязнь потерять заработанное сыграла свою роль, мы долго отслеживали процесс и скоро поняли, что это пирамида.

В этой истории и других подобных можно было бы не допустить огромного числа пострадавших, прекратив работу пирамид, пока они не раздулись. Видимо, кому-то во властных структурах это было нужно.

В то время Россия была полна «наперсточников». Кто-то разводил лохов на площадях у вокзалов, а кто-то глобально подходил к вопросу.

Дмитрий Маликов, певец, композитор:

— Вообще-то у нас любой бизнес может быть финансовой пирамидой.

В 90-е годы мне посчастливилось жить на одной лестничной клетке с самим Сергеем Мавроди в доме на Комсомольском проспекте. Я об этом рассказывал, может, потому в интернете и появились сведения, будто я вкладывался и пострадал от финансовых пирамид. Но ничего подобного не было. Я слишком ценю свой труд и деньги, чтобы их вот так вот бездарно потерять.

Когда случился обвал, я видел, какое огромное количество людей, особенно пожилых, стояли в нашем подъезде от первого до восьмого этажа и ждали чуда. Но увы…

Дмитрий Мазанов, основатель финансовой пирамиды «Витязи»:

— В 2011 году Мавроди объявил о реинкарнации МММ, и я захотел изучить пирамиду изнутри. Вступил в ряды, вложил 300 тыс. руб., и вскоре продвинулся в «десятники» — на руководящую должность. Неожиданно для себя я стал апологетом МММ, руководителем его центрального клуба в Волгограде.

Когда стало понятно, что МММ рушится, я написал письмо Сергею Пантелеевичу — «Дай мне должность Геббельса». Геббельс был главным пиарщиком у Гитлера, а я хотел должность главного пиарщика МММ, чтобы переломить отрицательный резонанс вокруг пирамиды.

Утром в официальных новостях я увидел, что Мавроди объявил меня раскольником и опубликовал письмо, в котором была указана ссылка на мой сайт. Так тысячи людей узнали о моей структуре «Витязи», которая работала отдельно от Мавроди. А он назвал меня аферистом. Мне даже льстило услышать это от главного афериста страны.

Структура проработала около года, а после — арест, закончившийся шестью годами лишения свободы.

Никас Сафронов, художник:

— Я попал на деньги в Соцэкономбанке. Даже при том, что я близко знал его вице-президента, свои 350 тыс. руб. кровно заработанных потерял. Да и многие знаменитости тогда потеряли.

В 90-е годы талантливые люди, не только в искусстве, впервые получили возможность заработать реальные деньги, но не было ни нормальной банковской системы, ни фондового рынка, ничего, чтобы сохранить и приумножить заработанное. Зато телевидение охотно транслировало рекламу Лени Голубкова о том, как можно быстро разбогатеть. А у нас с советских времен привыкли верить ТВ, вот и несли.

А государство долго позволяло это делать безнаказанно, возможно, из-за бардака, а может, и по другой причине.

Владимир Пермяков, актер (исполнитель роли Лени Голубкова в рекламе МММ):

— За съемки в рекламе мне только один раз подарили пять акций МММ, но я их через несколько дней продал, потому что не было денег. Вообще платили мало, все деньги от Мавроди шли студии. Когда я снимался в начале 90-х, то, честно говоря, еще даже не понимал до конца, что это такое.

А потом власти запретили показ рекламы МММ на центральном ТВ, но не вернули Мавроди несколько миллионов долларов, уже оплаченных за эту рекламу. Потом разграбили МММ. Я согласен с версией, что, скорее всего, Мавроди заставили открыть эту пирамиду. Цель была — заставить людей вынуть сбережения из кубышек.

Борис Надеждин, президент фонда «Институт региональных проектов и законодательства»:

— Я лично не вкладывал и родне запретил. Но вот с ваучерами да, я пролетел. А ведь я был не чужой ваучерам — был начальником управления правового обеспечения Фонда имущества Московской области. Писал программу приватизации, тогда же познакомился с Чубайсом.

Поскольку закон запрещал мне лично вкладывать куда-то ваучеры, то, соответственно, ваучеры всей семьи собрали теще, и она их понесла в Долгопрудненский ГорПищеКомбинат. Небольшой заводик, которому удавалось делать вкусные конфеты «Коровка», тортики, пастилу. Мы были уверены, что все это процветает, продукция была дико популярна.

Прошел год, собирается общее собрание акционеров, куда вызывают и тещу. Все ждут дивидендов. А директриса бодро заявляет о том, что все классно, работа кипит, благодарит всех, но дивидендов не будет. Зато каждому акционеру они дарят по три коробки конфет «Коровка», пять — с помадкой и тортики. Наша семья еще пару лет за свои ваучеры получала коробки. Комбинат потом стал каким-то ООО и вообще пропал, так что никто дивидендов так и не увидел. Но конфеты очень вкусные были.

Андрей Мозоль, юрист, квалифицированный инвестор:

— В апреле этого года я вложил миллион рублей в инвестиционную компанию QBF, так как начался хайп по IPO и в рамках диверсификации портфеля. Помимо QBF вложился еще во Freedom Finance, которые тоже IPO занимаются. Условия у обоих брокеров схожие по вложениям и прибыльности.

А в мае-июне ЦБ на своем сайте указал, что у QBF имеются признаки финансовой пирамиды, а правоохранительные органы возбудили уголовное дело. Подвоха я не чувствовал. Они ведь даже сейчас на связи. А до отзыва лицензии и подавно все было обычно. Что это пирамида, я никак не думал.

Понял, что что-то не так, когда прекратилось участие в новых IPO. Зашел проверить в поисковик, а там отзыв лицензии. На сайте брокера такой информации вначале не было. Решил подать поручение на вывод средств, но через пару недель из QBF пришло письмо, говорящее о том, что надо дождаться своей очереди.

На сегодняшний день руководство QBF сообщает, что у компании хватает активов, которые они уже начали продавать, чтобы погасить задолженность перед инвесторами. Но из СМИ я узнал, что деньги выводились в офшоры, возбуждено уголовное дело, а учредители взяты под стражу. Скорее всего, мне ничего не вернут. Такие вложения никак не защищены государством.

Алексей Макаров, организатор общественного проекта «Против пирамид»:

— По своей воле вложений я не делал никогда. Но знакомая одолжила у меня $10 тыс. и отнесла деньги в МММ второй волны. Естественно, деньги я потерял. А в 2017 году мои знакомые угодили в Pro100Business. Меня поразило, с какой наглостью они обворовывали сограждан.

Станислав Садальский, актер, блогер:

— Откровенные пирамиды типа МММ, к счастью, мне хватило ума раскусить, поскольку их суть еще у Достоевского описана в «Игроке». А погорел я на знаменитом совместном проекте Бориса Березовского и АвтоВАЗа — «народном автомобиле». Мне с огромным трудом, в окружении автоматчиков, без очереди, удалось пробиться в Манеж и купить на несколько миллионов рублей акции ОАО «Автомобильный Всероссийский альянс», знаменитой АВВА.

Показавшаяся тогда сверхвыгодной покупка очень скоро стала пустышкой, и с тех пор я стараюсь жить под девизом чучхе: «Опирайся на свои силы!»

Андрей Мовчан, основатель группы компаний по управлению инвестициями Movchan’s Group:

— Сегодня на первый план вышли криптовалюты, которые не имеют основных признаков финансовой пирамиды. Но это не значит, что они более надежны, а инвестирование в них — менее рискованно. Я бы рекомендовал быть с криптовалютами очень осторожным, они очень волатильны и плохо проработаны.

Марат Сафиулин, управляющий Федеральным общественно-государственным фондом по защите прав вкладчиков и акционеров:

— Все защитные функции мозга по-прежнему отключаются, когда людям предлагают 100% годовых и более. Пирамид меньше не становится: сейчас в реестр Фонда на компенсации включено около 600 «фирм», пострадавшим возвращено более 2 млрд руб. По нашим оценкам, до 25% всех современных пирамид — это мошенничества с криптовалютой — криптотрейдинг, парамайнинг, стейкинг, ICO и т. д.

При этом, на мой взгляд, сами криптовалюты — это не финансовые пирамиды и не мошенничество.


Комментрование закрыто.