Конное хобби Андрея Раппопорта мешает простым гражданам

Сентябрь 20th, 2019

Андрей Раппопорт, несмотря на свои миллиарды, не очень любит показываться на публике. Вполне вероятно, что он бы с удовольствием вообще перестал бы появляться в сфере интересов СМИ, однако он с завидной регулярностью попадает на страницы самых различных изданий и далеко не всегда в выгодном свете. На этот раз всему виной оказалось хобби олигарха. Ситуация, когда небедный человек содержит конезавод и разводит на нем элитные породы скакунов не является зазорной сама по себе. Вот только если это занятие не мешает жителям окрестных деревень, которые совсем «неожиданно» оказались против купания лошадей в пруду, в котором ранее купались люди.

Андрей Раппопорт приобрел Злынский племенной конезавод в далеком 2005 году. Предприятие основана в 1872 году в Орловской области и с тех пор на его территории разводят особую породу скакунов, получившуюся от скрещивания американских и орловских рысаков. Завод переживал непростые времена в начале 2000-х годов. После того как умер бывший директор Владимир Тихомиров, его жена продала часть лошадей. Так, например, знаменитую чемпионку Роксану вместе с дочерью Ривьерой продали цыганам за 2500 рублей, и те собирались кобыл сдать на мясо. Андрей Раппопорт пожелал Роксану вернуть: ее называли «Феррари конного спорта», на счету лошадки сотня соревнований, десятки наград, и ни разу она не приходила к финишу без призов. В 1999 году Роксана установила рекорд, который на протяжении 20 лет никто в мире не мог побить. Цыгане запросили 10 тысяч долларов. Переговоры длились два месяца, и как представителям Раппопорта удалось цыган убедить, только им самим известно, но лошадей вернули бесплатно, правда, в плачевном состоянии.

Чтобы восстановить завод, Андрею Раппопорту потребовалось вложить немало средств: старинные телегинские конюшни современным стандартам не отвечали. Сейчас все иначе. Условия для лошадей созданы волшебные, на конюшне пахнет не навозом, а сеном и яблоками. Денники чистят несколько раз в день, дабы аммиак, который образуется в процессе разложения отходов жизнедеятельности, не влиял на здоровье дорогих лошадок. Для осеменения на заводе имеется стерильная лаборатория, после рождения жеребята больше года остаются с матерью, в любое время года они гуляют в левадах. Если холодно, то прогулка длится не более получаса, если замерз, жеребенка отогревают в солярии или в теплом душе.

Ах, если бы и к людям отношение у Андрея Раппопорта было бы такое, как к своим коням. Увы, бояре испокон веков лошадей своих холили и лелеяли, а с холопами не церемонились. Так, осенью 2013 года руководство конезавода запретило местным жителям подходить к Калиновскому пруду. Пруд, на берегу которого расположились роскошный особняк Телегиных и банька владельца завода, оградили двухметровым забором. Однако тут Андрею Раппопорту не повезло, жители оказались ушлые да упертые, и написали в Болховскую прокуратуру, которая подтвердила право селян купаться в пруду, а нарушителей оштрафовала за самоуправство. После этого Андрей Раппопорт и его наместники на болховской земле закрыли даже все щели в заборе. Но селяне и прокуратура и тут не сдались: разбирательство длилось год, Болховский областной суд встал на сторону людей, а не хозяев конезавода.

Несмотря на все вложения, ныне рентабельность Злынского конезавода оставляет желать лучшего. Но это не смущает Андрея Раппопорта. Он часто прилетает на свой завод на вертолете, чтобы заняться верховой ездой. «Я знаю, как и где заработать деньги, а здесь я хочу их тратить», — любит повторять Андрей Раппопорт. Зато о своем бизнесе миллиардер, напротив, говорить не любит. Возможно потому, что он не удовлетворен нынешними масштабами, либо есть что-то тайное, о чем не скажешь вслух? Как было в случае с рокерским парком аттракционов в штате Южная Каролина, куда, по сведениям расследования OCCRP, Андрей Раппопорт под псевдонимом «Мистер Х» вывел без малого 25 миллионов долларов. Сам парк просуществовал всего один сезон, объявил себя банкротом и закрылся. Смысл и цели затеянного «Мистером Х» аттракциона щедрости до конца выяснить так и не удалось. Так или иначе, но «человек государственного масштаба», находящийся ныне на почетной должности учредителя «Сколково», может себе позволить и убыточный конезаводик, и дорогих лошадок.

В общем, почти как у великого немецкого поэта Генриха Гейне: «Чем больше я узнаю людей, тем больше я люблю собак».


Советую почитать:

Комментрование закрыто.