Как доили «Мираторг»

Октябрь 15th, 2017

Коммерческий директор Аксенова погорела на мясе

Летом этого года следственное управление УМВД России по городскому округу Домодедово возбудило уголовное дело по ст. 201 ч. 2 УК РФ (злоупотребление полномочиями) против бывшего коммерческого директора ТК «Мираторг» Юлии Аксеновой. Аксенова проработала в «Мираторге» 12 лет, из них последние семь – в должности коммерческого директора ТК «Мираторг», и занималась оптовой продажей мяса, в том числе сторонним мясокомбинатам и на экспорт. По данным информагенства «Руспрес», собственник ТК «Мираторг» — Виктор Линник.

В постановлении о возбуждении уголовного дела говорится, что Аксенову подозревают в том, что с конца 2015 года по 1 апреля 2017 года она продавала мясо по цене ниже рыночной четырем компаниям. Они не были напрямую связаны c Аксеновой, но имели отношение к нескольким бывшим сотрудникам «Мираторга», которые ранее работали под руководством Аксеновой, но потом уволились, рассказывает человек, знакомый с материалами следствия. Компании покупали мясо по заниженной цене на эксклюзивных условиях, получая преференции в логистике и объемах. Затем товар перепродавался действующим клиентам «Мираторга», говорит собеседник. Согласно постановлению УМВД, ущерб «Мираторга» составил 11,6 млн рублей.

Адвокат Аксеновой Вадим Логинов подал домодедовскому городскому прокурору жалобу на незаконное и необоснованное постановление о возбуждении уголовного дела. «Ведомостям» удалось ознакомиться с этой жалобой и получить комментарии у Аксеновой и ее адвоката. Представитель прокуратуры Московской области подтвердил получение письма адвоката Логинова, но от дальнейших комментариев отказался.

Кто виноват

Судя по жалобе адвоката, первые признаки злоупотреблений появились в компании еще в ноябре 2016 года и заметила их сама Аксенова. Она обнаружила, что один из сотрудников предоставлял необоснованные скидки клиенту, и сообщила о случившемся службе безопасности. В жалобе говорится, что после этого случая в оптовом отделе ТК «Мираторг» был введен усиленный контроль, и аналитический отдел начал ежедневно отчитываться по результатам контроля над ценами, установленными менеджерами. По словам Аксеновой, ни она, ни служба безопасности не усмотрели в действиях сотрудника попытки обмануть работодателя в целях личной выгоды – менеджер лишь пытался выполнить план продаж. К тому же из пяти вакансий в отделе продаж было заполнено на тот момент только три, рабочих рук не хватало. Но семь месяцев спустя, в июле 2017 года, тот же сотрудник снова проштрафился. Компании, которые он вел, и в сговоре с которыми Аксенову обвиняют, нарушили обязательства по оплате товара. Аксенова менеджера уволила, а работу с этими компаниями приостановила.

Со слов Логинова, еще до возбуждения уголовного дела, в июле этого года, «Мираторг» провел внутреннее расследование по факту продажи продукции ниже базовой стоимости четырем компаниям, у которых было одно и то же контактное лицо при сделках с «Мираторгом». Аксенову обвиняют в том, что она не соблюдала регламент ценообразования на продукцию «Мираторга», в котором записано, что продажа ниже базовой цены возможна только после письменного согласования с вице-президентом «Мираторга», а в его отсутствие – с гендиректором. Аксенова рассказала, что не помнит, что подписывала документ, который обязывал бы ее согласовывать как скидки, так и наценки с руководством холдинга. Она продавала мясо со скидками и наценками всем контрагентам без какого-либо согласования, а лишь исходя из конкретной ситуации на рынке в день продаж, остатков на складах и выполнения планов по продажам.

Представитель «Мираторга» сообщил, что компания не может комментировать подробности дела на этапе следствия. Он сказал, что «Мираторг» сотрудничает с правоохранительными органами и предоставляет всю необходимую информацию по делу.

Без скидки не продать

По словам Аксеновой, каждую субботу на совещании в компании обсуждались скидки и текущие остатки на складах. За последний год «Мираторг» увеличил количество складов и в Петербурге, и в Москве, поэтому остатков стало больше и продавать без скидок в условиях профицита на российском рынке мяса было невозможно. Она добавила, что по цене ниже базовой продавалось 50% мяса в отделе оптовых продаж.

В жалобе адвоката сообщается, что Аксенова объяснила следствию, что решения по ценам на российскую продукцию принимаются в «Мираторге» на семь дней вперед, а текущие цены в онлайновом режиме рассылаются всем менеджерам по продажам. Цена зависит от объема, региона и условий оплаты.

Согласно жалобе адвоката, с ноября 2016 года все скидки, включая и те, что были предоставлены компаниям, которым Аксенова якобы оказывала преференции, фиксировались аналитиком по ценообразованию. Кроме того, как утверждает сама Аксенова, все скидки должны были проверяться службой безопасности и службой внутреннего аудита.

Прибыль вместо убытка

Кто бы ни был виноват в сложившейся ситуации, компании, которые заподозрили своего менеджера в хищениях, чаще всего пытаются поймать недобросовестного сотрудника именно на нарушении регламента и превышении полномочий, говорит партнер консалтинговой компании KPMG Иван Тягун. По его словам, доказывать, что менеджер продавал по нерыночным ценам, никто, как правило, не берется, потому что это более сложный путь.

В беседе Аксенова рассказала, что тем четырем компаниям, которым она якобы давала преференции, она продавала мясо не только со скидками, но и с наценками. И в результате ТК «Мираторг» от торговли с этими компаниями получил не убыток, а дополнительную прибыль примерно в 21,5 млн рублей.

Независимый эксперт по борьбе с корпоративным мошенничеством Урал Сулейманов считает, что уличить Аксенову в нанесении ущерба компании на много миллионов рублей крайне сложно, потому что цена товара на рынке меняется каждый день в зависимости от конъюнктуры и большого количества обстоятельств. Речь может идти разве что об упущенной выгоде. Он говорит, что на игре со скидками и наценками менеджеры по продажам могут неплохо заработать – между базовой ценой и наценкой в 2–3% может быть зашит миллион рублей. Сулейманов рассказывает, что службы безопасности знают это и, как правило, наблюдают за деятельностью отдела сбыта. Если менеджеры по продажам воруют, но приносят компании прибыль, их не трогают. До увольнения дело доходит лишь тогда, когда продавцы начинают причинять компании убытки.

Риски для карьеры

Аксенова утверждает, что «Мираторг» возбудил против нее уголовное дело, потому что она сообщила руководству о том, что хочет уволиться и может перейти на работу к конкурентам. Аксенова в условиях профицита сбывала продукцию «Мираторга» по вполне конкурентным ценам, кроме того, она знала стратегию развития «Мираторга» на несколько лет вперед, размышляет Сулейманов. По его мнению, такого работника действительно могли не отпустить к конкурентам. Версия о том, что компания решила помешать бывшему коммерческому директору уйти к конкурентам вместе с ключевыми клиентами, вполне имеет право на жизнь, полагает он.

Представители «Мираторга» уверяют, что незаменимых сотрудников нет. Часть бывших топ-менеджеров «Мираторга» работает у конкурентов, но уголовное дело о злоупотреблении полномочиями заведено именно против Аксеновой, говорят представители компании.

Зачем прикладывать столько усилий всего лишь для того, чтобы помешать ценному сотруднику устроиться к конкурентам, недоумевает Константин Борисов, гендиректор Support Partners. На узком рынке, где все друг друга знают, можно сделать проще: обзвонить конкурентов и попросить их не переманивать человека или дать ему плохие рекомендации.

Если топ-менеджер работает на узком рынке, он должен быть готов к тому, что компания не даст ему беспрепятственно уйти к конкурентам, говорит Арамис Каримов, гендиректор хедхантинговой компании Mr.Hunt. Работодатель может позвонить хедхантеру или компании-нанимателю и сознательно оболгать бывшего работника. Однако у менеджера всегда есть возможность оправдаться, предоставив рекомендации контрагентов, с которыми он работал долгие годы. Если же дело дошло до уголовного расследования, человеку придется оставить мысли о карьере наемного топ-менеджера – разве что открыть собственный бизнес, объясняет эксперт.

Это надолго

Следствие по этому делу может затянуться, говорит управляющий партнер юридической фирмы «Демин и партнеры» Виктор Демин. Следователю понадобится проводить финансово-экономическую экспертизу, поднимать множество документов, проанализировать все банковские выписки по проведенным сделкам и опросить большое количество свидетелей. Иначе невозможно будет доказать, что компании, которым Аксенова продавала мясо со скидкой, были аффилированными и она торговала с ними не на тех же условиях, что с другими клиентами, говорит Владимир Китсинг, адвокат московской коллегии адвокатов «Князев и партнеры». По оценкам Китсинга, в России за неимением достаточных доказательств на стадии предварительного расследования закрывается примерно 40% уголовных дел. Если же дело дошло до суда, вероятность оправдательного приговора мала – по статистике российские суды выносят обвинительные приговоры в 99% случаев.

rospres.org


Советую почитать:

Комментрование закрыто.